» » Александр Новак: «Без экономических стимулов не будет модернизации»

Александр Новак: «Без экономических стимулов не будет модернизации»

Главной новостью II Международного форума энергоэффективности и энергосбережения «ENES 2013» стало заявление Министра энергетики Александра Новака, что задача по снижению энергоемкости национального ВВП на 40% к 2020 году выполнена не будет. Разъяснения по этому поводу министр дал прессе сразу после окончания пленарного заседания Форума.


- Александр Валентинович, с чем связано снижение темпов реализации программы повышения энергоэффективности?

- Энергоэффективность в России напрямую связана со структурой экономики. Сегодня энергопотребление ВВП составляет примерно 1 млрд. тонн условного топлива в год в рамках нашего внутреннего производственного продукта. Мы посчитали в разрезе каждой отрасли, какие есть возможности для максимального снижения объема потребления энергоресурсов. Посчитали, что до 2020 года можно снизить потребление на 20%. То есть примерно на 20 млн. тонн условного топлива. Это большие показатели. Есть цифры и в разрезе каждой отрасли. Самые значительные ресурсы для снижения энергопотребления находятся в электроэнергетике, теплоэнергетике и ЖКХ. В совокупности они могут составить примерно половину всех потребляемых ресурсов.


- Какие факторы должны влиять на это снижение?

- В первую очередь, конечно же, модернизация существующей отрасли. Особенно электроэнергетики, теплоэнергетики и ЖКХ. Для этого сегодня Правительство разрабатывает дополнительные меры, которые позволят обеспечить внедрение современного оборудования, модернизацию оборудования. Речь идет о продолжении совершенствования рынка электроэнергетики, о привлечении инвестиций в отрасль коммунального хозяйства и теплоэнергетики.


Конечно, никакой модернизации не будет без создания экономических стимулов. А это в первую очередь долгосрочное тарифное образование, это понятные правила по налогам. Важно, чтобы политика, проводимая государством, была ясной и долгосрочной. Тогда инвестиции будут вкладываться в модернизацию.


- А как мы распорядимся полученной экономией?

- Экономия ресурсов — это те средства, которые остаются в экономике. Поскольку речь идет об экономии ресурсов на единицу ВВП. Это означает, что мы не будем тратить деньги на ресурсы, а направим их в другие сферы. Например, на инвестиции или социальные расходы.


- Александр Валентинович, скажите, пожалуйста, ведется ли работа по устранению межведомственных и межотраслевых несогласований в вопросах привлечения инвестиций? Потому что бывают примеры, когда принимаются технические решения, а на согласование в кабинетах уходит огромное время.

- Да, такие вопросы должны решаться более оперативно. Сегодня в Правительстве проводится большая работа по совместному обсуждению планов в области энергоэффективности, на межведомственном уровне. Причем, в обсуждении принимают участие не только министерства, но и общественность. Здесь очень важна обратная связь, чтобы решения принимались публично, чтобы был обеспечен общественный контроль.


- Как Вы сказали, планы по объемам снижения энергоемкости ВВП изменились. Будет ли в связи с этим пересматриваться федеральная программа повышения энергоэффективности?

- У нас есть закон «Об энергоэффективности», принятый в 2009 году. В нем установлены определенные параметры, к которым мы стремимся. В прошлом году была принята Стратегия повышения энергоэффективности и энергосбережения. Безусловно, ее необходимо корректировать. Сегодня министерство вырабатывает новые предложения, которые позволят достичь максимального эффекта в области энергосбережения. Но еще раз хочу повторить. Эту работу ведет не только министерство. У нас по всем отраслям требуется соответствующее регулирование, соответствующие меры экономического стимулирования, тарифного регулирования, которые бы позволяли в комплексе справляться с этой задачей в экономике, а не только в ТЭК. Топливно-энергетический комплекс управляет лишь 40% потребления всех энергетических ресурсов. У нас есть промышленость, транспорт, связь, ЖКХ, другие отрасли хозяйства, которые также нуждаются в повышении энергоэффективности, внедрении более современных технологий, снижении объемов потребления ресурсов. В этом направлении работа ведется.


- Сейчас разрабатывается новая энергетическая стратегия. В какой мере вопросы повышения энергоэффективности будут в ней рассматриваться?

- Это скорее не новая стратегия, а стратегия с более длительным сроком планирования. Сегодня утверждена стратегия развития энергетики до 2030 года. Перед нами поставлена задача скорректировать ее со сроком реализации до 2035 года. Предыдущая стратегия тоже включала вопросы повышения энергоэффективности. Новая, актуализированная стратегия, будет включать, в том числе, и те предложения, которые сегодня обсуждаются, вырабатываются и войдут в государственную программу повышения энергоэффективности.


- В свое время говорилось, что общие выгоды от реализации этой программы составят 10.9 трлн рублей. Эта цифра как-то сейчас поменялась? И будете ли вы ее корректировать?

- Безусловно, эта цифра будет скорректирована. Потому что перед нами уже стоят более значительные задачи. В связи с фактическими показателями прогноза роста цен все цифры будут актуализированы. В целом могу сказать, что те меры, которые рассматриваются программой повышения энергоэффективности, могут дать дополнительный прирост к ВВП на 2-3%. Энергоэффективность вообще — это мощный стимул, который может дать толчок для развития экономики. Сегодня стимулы, которые уже давали свои эффекты — повышение цен, повышение объемов экспорта &mdash,; не так играют. Цены на нефть и газ более-менее стабильны уже два года. И в этом смысле у нас нет тех ресурсов роста, которые были раньше. Нужно находить новые способы повышения ВВП внутри продукта.


- В свое время Минэнерго заявляло, что в России не хватает производственных мощностей для выпуска энергоэффективного оборудования. Что-то изменилось?

- Ситуация меняется к лучшему. Но, тем не менее, и сейчас таких производств не достаточно. Это связано в первую очередь с нестабильным спросом. Нам нужно одновременно развивать спрос и предложение. Это во многом зависит, в том числе и от идеологии, от мышления, насколько потребители заинтересованы в использовании такого оборудования.


- Вы упомянули закон «Oб энергосбережении». Можете его оценить? Как он работает, удалось ли за эти четыре года изменить поведение потребителей?

- Есть значительное число компаний, которые используют современное оборудование, внедряют собственные идеи сокращения энергетических затрат, реализуют программы модернизации. Я считаю, что закон свою роль сыграл. Но работа эта сложная, все сразу обновить невозможно, требуется существенная доработка законодательства. Закон, прежде всего, ориентирован на бюджетную сферу, где сейчас завершается проведение энергообследований. Теперь нужно переходить к конкретным шагам по реализации мер повышения энергоэффективности. А для этого только закона, который устанавливает такие требования, мало. Нужны еще дополнительные стимулирующие элементы, которые бы позволяли реализовывать эту экономию. Нужно урегулировать вопросы, которые не позволяют бюджетным организациям распоряжаться сэкономленными средствами. Это значительно снижает заинтересованность в реализации программ. То же касается и ЖКХ. При тарифном образовании в электроэнергетике региональные экономические комиссии изымают сэкономленные средства и фактически не учитывают. Это не дает стимулов для того, чтобы осуществлять экономию. Вот это все и требует дополнительных настроек, чтобы закон полноценно заработал.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев