» » Андрей Агафонов. Миноритарная Россия

Андрей Агафонов. Миноритарная Россия


Думаю, что не я один встречал аббревиатуру АО «Российская Федерация». Не один я представлял себе премьер-министра РФ в роли СЕО. Если есть такие, кто не задумывался над таким сравнением, предлагаю это сделать.
Представьте себе, что вы — акционер компании, миноритарий на годовом собрании. Представьте, что выходит на трибуну генеральный директор, стратег и презентует собравшимся инвестиционный план, одобренный советом директоров, который обеспечит рост компании, если инвестиции будут направлены в таком-то объеме и в такие-то направления. «Потребуются большие инвестиции, и я прошу вас на время сократить личное потребление и отказаться от других проектов. Я гарантирую вам, что у нас будет прорыв», — вдохновенно и уверенно произносит он, и эта его фраза тонет в бурных и продолжительных аплодисментах. 
Акционеры собирают средства, компания работает, а через год на трибуну поднимается все тот же СЕО и обескураживает: «Нам помешали внешние условия. Я предлагаю пересмотреть прогноз». И все. При этом он не дает анализа ситуации в динамике, не говорит о том, что сделано не так, а просто, но элегантно, как в пустоту, бросает это «пересмотреть прогноз». Согласитесь, в большинстве компаний к такому руководителю были бы вопросы. И не только со стороны акционеров, но и со стороны прокуратуры и СК. 
«Честно говоря, вообще не очень понятно было, зачем понадобилось выкручивать руки экономике при наличии 27 трлн рублей только на банковских депозитах только физических лиц и при профиците бюджета прошлого года в два с лишним трлн рублей. На ум приходило только то, что благородная цель — огромные проекты, которые должны оживить экономику, — явно требовала жертв». 
Так вот о пришедшем на ум сравнении… Похожим образом дела обстоят и в нашей экономической политике. Года два назад правительство решило, что стране для роста нужны крупные проекты, лучше национальные. Ничего нового в этом, собственно, уже тогда не было. Потому что несколькими годами ранее в то время еще первый вице-премьер Дмитрий Медведев придумал такие и сделал их основой экономической части своей президентской программы. 
В этот раз прикинули, что для новых нацпроектов нужно 27 трлн рублей. Впечатлившись величиной суммы, власть решила собрать все деньги какие только можно. В ход пошла пенсионная реформа, которая ничего не дала в денежном выражении, и повышение НДС, которое вызвало всплеск инфляции в первом квартале и падение реальных доходов и без того небогатого населения. Уже весной, при подсчете результатов первого квартала, честно говоря, вообще не очень понятно было, зачем понадобилось выкручивать руки экономике при наличии 27 трлн рублей только на банковских депозитах только физических лиц и при профиците бюджета прошлого года в два с лишним трлн рублей. На ум приходило только то, что благородная цель — огромные проекты, которые должны оживить экономику, — явно требовала жертв. 
Прошло полтора года. Ни один национальный проект не запущен. Возникает вопрос: как же так? Промолчать уже нельзя. И вот премьер находит объяснение: «Нам помешала внешняя конъюнктура. Мировая экономика не растет, и это сломало все наши планы». Неожиданно, да? Но так ли это? А наши инвестиции? «Роснефть», например, и ее 900 млрд рублей инвестиций? А инвестиции «Газпрома» в 1,640 трлн? А его же летний этого года «дивидендный патриотизм» с изменением политики? А если и «дочки», и «внучки» его со следующего года поменяют дивидендную политику и начнут платить по 50% от прибыли? А если и «Интер РАО» туда же? И «Россети» со всеми МРСК? 
Ладно. Это — госсектор. А не связанные с добычей нефти и газа частные инвестиции? Как показывает статистика, частным компаниям, в отличие от правительства, ситуация на внешних рынках не мешает. Более того, как раз за последние пять лет частные инвестиции в переработку нефти, газа, угля и древесины удвоились. Уважаемый СЕО, что не так?
Думается, что секрет прост. Точнее, его вообще нет. Все как было: относительно низкий курс нашей валюты делает экспорт несложных товаров из России выгодным. Так и осталось. Скажете мне, что это неплохо, и я соглашусь. Только… А как же нацпроекты и вот это вот все? 
Если Россия перейдет от экспорта сырья к экспорту переработанной продукции и начнет поставлять не кругляк, а картон, не каучук, а шины, не газ из трубы, а удобрения и полимеры, тогда вообще будет хорошо и у нас будет совсем другая экономика, но для этого нам уже ничего другого не остается, кроме как в консерватории что-то поменять. Потому что все остальное мы уже и так знаем. 31 декабря мы узнаем, что «это был тяжелый год» и в этой связи, но чуть позже, что «нам надо поменять прогноз, потому что внешняя конъюнктура помешала росту акций компаний, ориентированных на внутренний рынок и это сломало их планы», поэтому… Правильно: все как было, так и будет, только плюс пенсионная реформа и повышение НДС.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев

Лента новостей

19:27
Меры стимулирования энергоэффективных проектов
19:20
«Сбербанк» ухудшил прогноз по курсу рубля
15:46
Исследование рынка приборов учета тепла
19:06
«Темпы недостаточно высоки»
18:17
Безработица в России в сентябре 2019 года выросла до 4,5%
15:57
Новый минимум
17:11
Россияне продолжают считать социальные различия несправедливыми
10:00
России нужно создать производство турбин большой мощности
12:40
Нацеленность на результат
09:00
Новые тренды развития ТЭК городов и регионов
16:00
Перспективы развития газовых турбин большой мощности на территории России
00:33
Национальные проекты: приоритеты государства и возможности развития
01:19
«Альткотельная». Новая модель рынка тепла
16:04
Цифровой горизонт 2030. Совет директоров «Газпром нефть» утвердил стратегию цифровой трансформации
16:37
Профицит федерального бюджета РФ по итогам 8 месяцев составил 2,561 трлн рублей.
Больше новостей
Место для баннера