» » Критическая зависимость

Критическая зависимость

Несмотря на всеобъемлющую поддержку цифровой экономики со стороны Кремля и правительства, несколько подзабытая на фоне новых, «цифровых» веяний программа импортозамещения, судя по всему, останется актуальной для нашей экономики еще долго.

В Послании Президента Федеральному собранию от 1 марта 2018 года много говорилось о будущем развитии и о том, что сформированная в России «новая макроэкономическая реальность» не должна подвергаться сомнению, о каких бы социально-экономических и военных планах ни шла речь. В Послании было совсем немного сказано об источниках ресурсов для этого развития. Как показывает жизнь, хай-тек, цифровые технологии и наукоемкие продукты не фигурируют в числе значимых явлений российской экономической реальности. Эта реальность по-прежнему логичным образом складывается под влиянием доминирующего вектора: значимые события происходят там, где сосредоточены деньги, проекты, поддержка и внимание. На основе чего можно констатировать, что в импортозамещении, как в некой госпрограмме поддержки отечественного производителя, ничего из перечисленного как не было, так и не появилось за прошедшие три года активной кампанейщины и бравой отчетности по выполнению корпоративных программ.

Согласно опубликованных в феврале 2018 года в «Мониторинге экономической ситуации в России» исследований Института Гайдара проводившегося в период 2014–2017 годов российская промышленность сохраняла свою зависимость от импорта примерно на одном и том же уровне. В материалах говорится, что исследование обобщает основные результаты мониторинга импортозамещения на основе опросов руководителей промышленных предприятий. При этом предприятия опрашиваются не как производители российских товаров, способные в рамках политики импортозамещения вытеснить с рынков конкурирующий импорт, а как покупатели импортных машин и оборудования, импортного сырья и материалов, «вынужденные в условиях административного запрета на ввоз импорта и/или в условиях его девальвационного подорожания переходить на российские аналоги».

По данным проводимых институтом исследований, еще в апреле 2014 года, то есть до девальвации рубля, около 40% предприятий заявили о критической зависимости – невозможности отказаться от закупок импортного оборудования, сырья и материалов при любом росте цен. Это при том, что 22% предприятий не импортировали оборудование и машины, 33% – сырье и материалы и в этом смысле были независимы. Тогда же 25–39% промышленных предприятий были готовы отказаться от импорта материалов и оборудования при росте цен на них. В декабре 2014 года, после девальвации, когда рост импортных цен стал неизбежен, 40% предприятий все равно были не готовы отказываться от импорта.


Трехлетний мониторинг реализации программы импортозамещения не выявил значимых положительных результатов с точки зрения создания в России производства ранее не производимого оборудования и сырья


Сравнивая планы промышленных предприятий в период 2015–2017 годов, авторы исследования приходят к выводу, что процесс импортозамещения замедляется, а роль импорта не падает. За три года картина если и изменилась, то, скорее, в худшую сторону. Главной преградой импортозамещению остается отсутствие производства на территории РФ нужного предприятиям оборудования, комплектующих и сырья. В январе 2015 года так ответили 62% предприятий, в июле 2017-го – 69%.

На втором месте среди факторов, препятствующих импортозамещению, – низкое качество отечественных аналогов (35–37%). Примерно столько же предприятий говорило о завышенных ценах на российские аналоги.

В анамнезе можно констатировать, что за три года факторы сдерживания программы импортозамещения, которую многие восприняли как государственную промышленную политику поддержки отечественного реального сектора, практически не изменились. Отечественные предприятия вынуждены в абсолютном большинстве сохранять прежнюю долю импорта в своих закупках. А если говорить об импортозамещении как о госполитике в промышленности, то директора производственных предприятий указывали и продолжают указывать на недостаточную поддержку властями выпуска отечественного оборудования и сырья. Однако и здесь есть своя положительная в кавычках динамика снижения, вызванная, скорее всего, отсутствием понятных позитивных сигналов и реальной помощи со стороны государства на протяжении этих трех лет на подобного рода стенания сектора. Так, низкую оценку госполитике в области импортозамещения в январе 2015 года ставило 18% производителей и 10% – в июле 2017-го. А смысл?

Еще одной причиной медленного импортозамещения сырья и материалов стал вялотекущий характер кризиса 2015–2016 годов, который не привел к резкому сокращению выпуска в российской промышленности. В такой ситуации не потребовалось и масштабного отказа от подорожавшего импортного сырья и материалов, что поддержало спрос предприятий на используемое ими сырье и материалы, в том числе импортные. Масштабы планируемого производителями импортозамещения всегда и по всем категориям закупок (и по оборудованию, и по сырью) уступали масштабам планируемого ими же «импортосохранения». То есть промышленность была вынуждена сохранять прежнюю долю импорта в новом оборудовании и используемом сырье.

В 2017 году укрепление рубля и успешная адаптация промышленности к кризису 2015–2016 годов привели к снижению масштабов импортозамещения в закупках предприятий до минимума. Притом что трехлетний мониторинг не выявил значимых положительных результатов с точки зрения создания в РФ производства нового (то есть не производимого ранее) оборудования и сырья, авторы исследования «Импортозамещение в промышленности в 2014–2017 годах: доля импорта сохраняется» утверждают, что пациент скорее жив, чем наоборот и процессы импортозамещения идут. Так, в IV квартале 2017 года лишь 7% предприятий сообщили о сокращении или о полном обнулении физической доли импорта в закупках машин и оборудования. От импортного сырья и материалов российская промышленность отказывалась менее интенсивно в силу меньшего потенциала импортозамещения в этой сфере. Максимальные масштабы импортозамещения по сырью составили 22% и к IV кварталу 2017 года снизились до 8%.

Причиной таких скромных успехов стало, скорее всего, то, что, закупая привозное оборудование, российские предприятия вынуждены переходить на адекватное импортному оборудованию сырье и материалы, которые у нас не производятся, но поставляются зарубежными производителями, предлагающими обычно комплексные поставки и не упускающими возможность привязать покупателя к своей продукции на всех этапах его использования.














Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

комментариев